Некоторые практические особенности защиты лиц обвиняемых в преступлениях совершённых по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды.

Автор: адвокат Беликов С. В. 1418

Некоторые практические особенности защиты лиц обвиняемых в преступлениях совершённых по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды. 1010
2 оценить
В настоящий момент в качестве квалификационного признака данный мотив совершения преступления предусмотрен в п. е ст. 63 УК РФ в качестве обстоятельства отягчающего уголовное наказание.

Кроме того, данный вид преступлений предусмотрен во многих квалифицирующих признаках отдельных составов преступлений, в том числе и таких серьёзных, как п. л ст. 105 УК РФ – убийство, п. е ст. 111 КУ РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, п. е ст. 112 УК РФ – умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью, п. з ст. 117 УК РФ – истязание.

Преступления, совершаемые по мотивам расовой, национальной и религиозной розни являются относительно новым видом преступлений, которые ранее в основном укладывались в рамки ст. 74 УК РСФСР и являлись относительно малораспространённым явлением.

В настоящий момент в связи с целым рядом причин и факторов - ухудшение условий жизни, практически неконтролируемая нелегальная миграция ( и связанная с этим конкуренция за социальный статус и ресурсы ) и. т. п. данные преступления получили достаточно широкое распространение. Помимо этого значительная часть такого рода преступлений получает громадный общественный резонанс ( вплоть до форменной истерии ) и широкое освящение в средствах массовой информации.

По собственной практике и судя по опросам коллег ( кого им в общей массе таких преступлений приходилось защищать ), а также анализу информации в СМИ – газеты Московский Комсомолец, Комсомольская Правда, Новые Известия, Российская газета, Независимая газета, а также Интернет ресурсов информационно аналитического центра «СОВА» и Московского Бюро по правам человека, можно сделать обоснованный вывод, что основным возрастным субъектом совершения подобных преступлений является молодёжь – то есть, лица в возрасте примерно от 15 до 30 лет 1.

При этом основной группой, склонной к совершению такого рода преступлений являются в первую очередь бритоголовые или скинхеды – поклонники молодёжной неформальной субкультуры основой которой является агрессивный расизм 2. Количество представителей иных относительно крупных националистических групп ( более 5000 человек ) таких, как Русское Национальное Единство, Народная Национальная Партия, Партия Свободы и. т. д. обвиняемых в совершении таких преступлений в общей массе относительно невелико.

Однако в период 2007 – 2009 годов в Москве проявились тенденции формирования молодёжных экстремистских объединений включающих в себя представителей различных национальных и этнических групп кавказского региона, преимущественно студентов гуманитарных ВУЗов. Одной из самых заметных ( но не единственн6ых ) объединений такого рода являлась осуждённая в 2009 году группа, носящая название «Чёрные ястребы» 3. Кроме того, в 2005 – 2009 годах в России появилось иное крупное молодёжное экстремистское объединение так самообозначающее себя как «антифа» 4.

В связи с этим при подготовке данной статьи более всего учтён опыт по защите лиц, обвиняемых в принадлежности к скинхед – движению, а также к сходным с ними по идеологии, образу жизни и возрасту представителей иных ультра - радикальных расистских и националистических объединений.

Самым главным для вопроса дополнительной квалификации преступления, в том числе и по мотиву расовой, национальной и религиозной розни является наличие умысла. А доказать наличие этого умысла часто бывает очень сложно, а иногда и практически невозможно. В связи с этим следственные и судебные органы используют целый набор процессуальных действий призванный вскрыть истинные мотивы преступления.

Однако задача защиты именно в том и состоит, чтобы ни в коем случае не допустить, чтобы подзащитному были предъявлены несправедливые обвинения в преступлении, на которое у него не было умысла.

Часть – 1 ( защита на предварительном следствии ).

При проведении обычных действий, связанных с задержанием подзащитного по подозрению в совершении преступления отягощенного связанного с мотивами расовой, национальной и религиозной розни важно учесть также и следующие аспекты:

Изучение внешнего вида подзащитного.

1. Типа лица подзащитного. При этом важно обратить внимание на национальную принадлежность. Хотя в настоящий момент существует множество экстремистских и националистических объединений, в которых состоят представители различных национальностей ( например в Татарстане существуют банды бритоголовых состоящие только из этнических татар ), тем не менее значительная часть активно действующих правонарушителей, обвиняемых в преступлениях совершённых по мотивам национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды к глубокому сожалению всё таки имеет лицо ярко выраженного европейского ( славянского ) типа. И сегодня это обстоятельство обычно учитывается, как сотрудниками правоохранительных органов, так и работниками прокуратуры.

Однако, очень часто после какого – либо «громкого» резонансного преступления связанного с мотивами национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды органы милиции в порядке плановой операции начинают задерживать всех коротко стриженных и одетых в чёрное молодых людей, оказавшимся недалеко от места совершения преступления. При этом в ходе задержания сотрудники милиции даже не обращают внимания на национальный тип лица, ориентируясь только на возрастные критерии.

Очень часто бывает что, пользуясь невозможностью представить более – менее твёрдого «железного» алиби некоторые сотрудники правоохранительных органов начинают стараться сделать задержанного лицом, подозреваемым в совершении преступления. При этом иногда могут происходить такие курьёзные ( но отнюдь не для задержанного и его родных ) случаи когда в избиении гражданина Азербайджана одним из основных подозреваемых является человек, один из родителей которого также имеет азербайджанские корни, но при этом сам задержанный обладает слабо выраженной «кавказской» внешностью.

Наличие в облике подзащитного признаков лица могущего принадлежать к представителям наций Кавказа, Азии может послужить аргументом для защиты, особенно учитывая национальность пострадавшего от преступления. Очень часто при более внимательном осмотре подозреваемого, произведённого спустя какое то время после задержания, его могут и отпустить. Однако несомненно, что наличие у адвоката таких сведений может существенно ускорить освобождение.

2. Внешний вид нападавшего, наличие на его одежде специализированных значков, нашивок и символов. Очень часто за символы, каких – либо расистских или националистических объединений принимается не только сходная символика футбольных болельщиков, но и символика неформалов, а также какая – либо произвольная символика на одежде. Например, у молодого человека допытывались о его принадлежности, к каким – либо националистическим объединениям только на основании того, что на рукаве его куртки уже при покупке был изображен двуглавый орёл на фоне российского триколора. При этом куртка была официально куплена в обычном московском магазине, торгующем одеждой.

Очень часто за националистическую символику принимается религиозная символика. При этом следствие может стремиться представить религиозный символ именно как символику экстремизма. В данном случае выходом может служить запрос в научные учреждения, официальные структуры, занимающиеся символикой и геральдикой, религиозные объединения относительно изображения на одежде подзащитного.

3. Детали внешней одежды. Облик лица принадлежащего, к каким либо националистическим объединениям на настоящий момент достаточно сильно изменился и стал значительно менее вызывающим. Однако до настоящего момента в среде молодых радикалов ( особенно молодёжного и близкого к нему возраста ) являться «хорошим тоном» носить тяжёлые ботинки типа - Гриндерс, Доктор Мартенс, Шелест, черные или синие джинсы вместе с чёрной или зелёной курткой без воротника. Стрижка головы должна быть по возможности короткой.

При этом надо сразу отметить, что даже совокупность данных деталей одежды может только дать основание к предположению, что задержанный является, в том числе и скинхедом.

4. Предметы обнаруженные при осмотре. Это могут быть и пряжки, и какие либо книжки, календари на них как методом тиснения или гравировки, так и просто от руки могут быть нанесены различного рода изображения, символика, надписи типа – «Skinhead», Русское Национальное Единство, Солдат арийского рейха белых людей. Однако в целом наличие таких предметов может только дать основания сделать какие – либо предположения о политических и идеологических пристрастиях подзащитного. В конечном счете, такие предметы ему могут подбросить, он может их подобрать, ему могут их даже подарить.

Гораздо хуже, когда у подзащитного изымаются документы, наглядно свидетельствующие о его принадлежности к какому – либо расистскому или неонацистскому объединению. Конечно, на настоящий момент официально зарегистрированных экстремистских объединений в России практически не существует. Этому способствует, как общая политика государственной власти, так и практические требования законов – официальной регистрации, объединение, попадающее под категорию экстремистских, получить сегодня не может. Тем не менее, в связи с высоким уровнем развития полиграфии и практически бесконтрольном изготовлении печатей и штампов многие неофициальные и незарегистрированные политические объединения имеют возможность изготовить печати, а ещё легче штампы и бланки, а также приобрести распространённые типы удостоверений.

Поэтому в современной практике уже встречаются случаи, когда у задержанных по подозрению в совершении преступлений людей изымаются так называемые – «удостоверения о принадлежности к молодежному неформальному движению скинхед» или ламинированные свидетельства с членстве в какой либо ультранационалистическом объединении с печатью и подписью «вождя». При этом в удостоверении могут присутствовать не только личные данные подзащитного ( часто весьма подробные ) но и даже его личная фотография.

Однако в данном случае, ( при согласии подзащитного ) можно утверждать что данное удостоверение было получено им из любопытства или только в качестве сувенира, предназначенного для удивления или «шокирования» друзей и знакомых или устрашения врагов.

Изучение доступных деталей происшествия.

1. Данные о потерпевшем. При этом внимание следует обратить на то, как выглядит пострадавшее лицо - тип лица и цвет кожи. В настоящее время очень часто бывает что представитель иностранного государства граждане которой в основном не принадлежат к европейскому типу ( например гражданин ЮАР, Сирии или Австралии ) имеют светлую кожу и европейский тип лица.

Необходимо обязать обращать внимание на поведение самой жертвы агрессии. В общественно мнении уже сложился устойчивый стереотип «приезжего мигранта» как покорного, мирного существа – спокойного и тихого. Однако нельзя забывать, что основная часть так называемого «некоренного» населения – здоровые молодые мужчины, находящиеся в хорошей физической форме. В связи с этим, вначале они сами могут осуществлять провокационные действия в отношении лиц, которые могут совершить нападение, демонстрировать свою злобу, агрессию или пренебрежение или совершить какой - либо провокационный поступок.

Тем более, что в настоящее время уже сложилась определённая практика при которой обвинение по мотивам национальной ненависти ( в России ) обычно предъявляется лицам имеющим явно выраженную «славянскую» внешность и происхождение. В связи с этим иногда некоторые криминальные элементы ( обычно неоднократно судимые ) зная такую практику специально пытаются усилить состав преступления, совершаемого против них мотивом национальной и религиозной розни с целью получить для себя определённые выгоды.

В отношении потерпевшего или свидетелей обвинения, желательно получить данные о судимостях, совершённых на территории Российской Федерации. Об этом можно ходатайствовать перед органами следствия. В случае отказа органов следствия о запросе таких данных, этот вопрос можно задать при проведении следственных действий, например при проведении очной ставки.

2. Особенности нападения – выкрикивание специализированных лозунгов, наиболее распространёнными из которых являются – «Зиг Хайль», «Россия для русских», «Смерть чёрным» и. т. д. Такие выкрики являются характерной особенностью нападения у большинства представителей расистских и националистических группировок. Именно с помощью таких криков они пытаются показать и их жертве и окружающим что совершают преступление в отношении своей жертвы именно по «идеологическим» мотивам. Их отсутствие является одним из факторов отсутствия мотивации нападавших на совершение преступления именно по мотивам, отягощённым умыслом на ст. 282 УК РФ.

3. Оставление на теле потерпевшего особых символов – разновидностей свастик, кельтских крестов, специализированных буквенных обозначений. Данное обстоятельство также является одной из существенных особенностей противоправного «воздействия» на жертву со стороны представителей расистских и националистических группировок. Обычно оно проявляется при длительном – более чем 5 – 10 минутном контакте с жертвой.

Опрос подзащитного сразу после вступления в дело.

Необходимо предварительно доверительно поговорить с подзащитным, выяснив следующие крайне важные для дела вопросы:

Не дал ли он уже какие – либо показания, на основании которых мотив совершенного им преступления может быть совершён по мотивам расовой национальной и религиозной розни. Во многом это вызвано тем, что на настоящий момент в связи со сложившийся обстановкой некоторые сотрудники правоохранительных органов при наличии у подозреваемого нескольких внешних признаков принадлежности к скин – движению или к неонацистской группировке, стараются немедленно превратить свои подозрения в реальные факты, изложенные материалах уголовного дела. При этом методы подтверждения их подозрений очень часто бывают весьма далеки от законных.

В связи с этим, если такие показания уже были даны подзащитным, то необходимо выяснить, не происходила ли их дача под угрозой применения физического насилия или психического принуждения. Например, при таких случаях очень часто угрожают посадить подзащитного в камеру к лицам, каких – либо неславянских национальностей. Кроме того, необходимо выяснить, не был ли пострадавший в силу своего возраста введён в заблуждение органами следствия, которые при даче показаний могут путём «подсказки» нескольких фраз внести в дело «националистический» мотив. Необходимо учесть, что такого рода показания обычно стараются получить без присутствия адвоката, обычно в виде чистосердечного признания.

В процессе защиты, у подопечного необходимо по возможности быстро выяснить, имеется ли по месту его регистрации или постоянного проживания:

  1. Какая либо литература, связанная с разжиганием национальной ненависти, плакаты, листовки. В настоящий момент, в связи с развитием информационных технологий данные предметы могут также храниться на магнитных и электронных носителях – лазерных дисках, компьютере.
  2. Имеются ли у него специализированные нашивки, наклейки и символы, обозначающие принадлежность к расистским и неонацистским молодёжным субкультурам.
  3. Имеется ли в квартире магнитные и электронные носители с музыкальными произведениями, каких либо – музыкальных групп тексты песен, которых попадают под разжигание межнациональной ненависти или вражды. Имеются ли какие – либо видеоматериалы расистского и неонацистского толка.
  4. Имеются ли в его домашнем гардеробе, какие – либо детали одежды, дающие основание предположить его принадлежность к каким – либо расистским и неонацистским молодёжным субкультурам.
  5. В случае если, какие - либо из данных предметов, или что еще хуже, их совокупность, имеется у подзащитного, то это впоследствии может служить крайне негативным обстоятельством, ухудшающим положение подзащитного. В настоящее время, при задержании по подозрению в совершении преступления по мотивам «национальной» ненависти, практически через несколько часов ( или дней ) по месту его проживания может быть проведён обыск или выемка. В случае проведения обыска или выемки в квартире подзащитного данные предметы, скорее всего могут быть положены в основу доказательственной базы относительно мотивов совершения им преступления.
  6. Очень часто наличие литературы, атрибутики или деталей одежду отнюдь не свидетельствует об политических убеждениях подзащитного. А в стрессовой ситуации до проведённого обыска, он может вообще не вспомнить, что в его квартире имеются какие – либо предметы подобного рода.

Поэтому при общении с подзащитным, узнав о наличии у него в квартире какой – либо запрещённой литературы и атрибутики, необходимо выяснить, не является ли подзащитный ( или кто то из членов его семьи ) лицом, занятым научным изучением каких либо экстремистских групп и объединений. Имеется ли у него необходимость в хранении данных предметов в связи с написанием, какого либо публицистического произведения – статьи, книги ( например антирасистского произведения ), для чего ему и необходимо разнообразное количество данной литературы и атрибутики. Не является ли данная литература и атрибутика принадлежностью какого - либо другого члена семьи. Не хранятся ли данные предметы у подзащитного временно, в связи с просьбой кого - либо из его друзей или знакомых.

Также желательно выяснить у подзащитного, задерживался ли он ранее органами милиции по подозрению в преступлениях совершаемых по мотивам расовой, национальной и религиозной розни. Может ли он числиться в органах МВД как лицо, подозреваемое в принадлежности к каким либо экстремистским молодёжным объединениям.

Если таких данных нет, то уже в ходе следствия будет целесообразно запросить органы Министерства внутренних дел, а именно отдел по профилактике по делам несовершеннолетних ( ПДН ), а если подозреваемый достиг возраста 18 лет то и центральную ( городскую ) картотеку органов МВД о наличии у них сведений о подзащитном - как лице, состоящем или участвующем в деятельности различных расистских, неонацистских политических и общественных объединениях.

Взаимодействие с органами следствия.

На стадии следствия важнейшей процессуальной фигурой является следователь. Именно он во многом определяет ход следствия, часто одного его желания достаточно, чтобы в деле возник, или наоборот полностью прекратился «национальный» мотив. В силу естественных человеческих качеств данные лица могут иметь своё личное субъективное мнение относительно совершённого преступления. Необходимо отметить, что сейчас в правоохранительных органах работает значительное число лиц, условно говоря «не славянского» антропологического типа. При этом в преступлениях где жертва имеет «не славянскую» внешность, а нападающий является лицом со славянской внешностью следователь может автоматически на уровне подсознания ( или совершенно осознанно ) соотносить себя с жертвой. Необходимо отметить, что следователь даже с явно выраженной «славянской» внешностью может в силу личных мотивов, ( родство или дружба с лицами «не славянской» национальности ) быть также заранее негативно и критически настроен к подзащитному.

Данный случай является наихудшим вариантом при расследовании такого рода преступления. В данном случае высока вероятность, что следователь может противодействовать стороне защиты, опираясь не только на нормы права. При расследовании преступления он может сознательно усиливать тяжесть уголовного обвинения, в том числе и путём вменения дополнительных составов преступления.

Поэтому в случаях если следователь явно обнаруживает своё личное отношение, то необходимо немедленно предпринимать попытки к его отстранению от ведения дела. При этом попытки отстранения должны быть мотивированными и само негативное отношение должно быть подкреплено показаниями ( а возможно и жалобами ) свидетелей и желательно аудиозаписью. В случае если жертва и следователь принадлежат к одной этнической, национальной группе при соответствующем обосновании, этот факт может быть одним из дополнительных мотивов для обоснования его отстранения. Национальную принадлежность следователя желательно упомянуть при высказывании этнической, национальной солидарности к жертве и явно выраженного негативного отношения к подзащитному.

Часть – 2 ( защита в ходе судебного разбирательства ).

Защита в суде.

В случае если дело поступило в суд и в деле в качестве одного из квалифицирующих признаков осталось обвинение в совершении преступления по мотивам расовой, национальной и религиозной розни, то одной из основных задач защиты является борьба также и против данного обвинения. Это вызвано высокой межнациональной напряжённостью в нашей стране, в результате чего в силу ряда политических причин к данному пункту обвинения привлечено повышенное внимание не только стороны обвинения, но и суда. Кроме того, именно данный квалифицирующий признак может особенно негативно повлиять на дальнейшее положение подзащитного в местах лишения свободы.

Проверка идеологической мотивации - если преступление совершенно не в одиночку в группе очень важно проверить мотивацию и политические взгляды всех членов группы. Очень часто бывает, что в группе позицируемой как неонацистская или расистская данной идеологии могут придерживаться определённая часть данной группы или только её лидер.

Поэтому при нападении на жертву у каждого из участников может быть своя мотивация у кого хулиганская, у кого расистская или неонацистская. В связи с этим очень важно проанализировать поведение и мотивы каждого участника группы.

Например, на корыстный мотив может указывать изымание у потерпевшего в процессе нападения – денег, иных ценностей, предметов одежды. Исходя из идеологии «идейных» расистов и неонацистов это или прямо запрещено или вызывает, по меньшей мере, сильное неодобрение.

На хулиганскую мотивацию может указывать, например совместное избиение темнокожей жертвы и его европейского вида спутника. Это связанно с тем что и бритоголовым и сходным с ними ( по типу мышления и идеологии ) представителям ультраправых организаций строжайше запрещено трогать не только своих «братьев по нации» но и своих «братьев по расе». Например, у ультраправых бритоголовых данный принцип даже имеет своё письменное закрепление в так называемой «Азбуке Славянских Бритоголовых».

Естественно, что при наличии деталей внешнего вида дающих основание предположить в жертве политического ( анархист, антифашист, леворадикал ) или идеологического ( растаман, репер ) врага ультраправых они нападают без малейших колебаний даже на своего соплеменника. Однако нападение на «нормального» в понимании ультраправых человека – то есть обычно одетого и имеющего европейскую ( славянскую ) внешность человека в принципе невозможно.

Проверка национальной принадлежности - одной из важных деталей защиты может являться проверка национальной принадлежности обвиняемого или его близких родственников. При этом необходимо учитывать, что графу национальность из большинства официальных документов ( например в паспорте ) убрали относительно недавно и во многих старых документах, особенно у родителей обвиняемого, она может присутствовать. Этими документами могут быть анкеты с мест работы, паспорта старого образца, военные билеты. В документах ЗАГС – например свидетельствах о заключении брака графа национальность указывается по желанию лица заполняющего данную анкету.

Сбор сведений о национальной или расовой принадлежности обвиняемого и представление их в суд позволяет ему более объективно воспринять доводы защиты о том, что человека, у которого, например отцом являются удмурт, крайне трудно обвинить в совершении преступления по мотивам «великорусского шовинизма».

Также в судебном заседании целесообразно допросить друзей и знакомых обвиняемого, задавая им вопросы, в том числе и о следующих обстоятельствах:

  1. Его принадлежности к националистическим объединениям.
  2. Его поведению в быту по отношению к людям других национальных и расовых групп.
  3. Наличия у него близких друзей ( в том числе и близких ) иных национальностей, если они есть.
  4. Наличие у членов семьи близких друзей иных национальностей, если есть.

Данные об этом обычно могут быть подкреплены фотографиями, видеосъёмками а также иными доказательствами – письмами, открытками и. т. д.

Обязательно нужно обратить внимание суда на наличие следующих обстоятельств:

  1. Отсутствия официальных сведений о принадлежности, к каким – либо расистским или националистическим объединениям.
  2. Наличии в семье лиц имеющих иную расовую или национальную группу, чем ту, к которой по внешнему виду принадлежит обвиняемый.
  3. Отсутствии в квартире у обвиняемого какой – либо националистической литературы, магнитных и электронных носителей ( видео и аудио кассет, лазерных дисков ) с информацией связанной с разжиганием расовой национальной и религиозной розни.
  4. Отсутствия в деталях одежды расистской и неонацистской символики, наличие у обвиняемого в момент совершении преступления обычного типа одежды.

Часто бывает, что у обвиняемого в преступлении имеется и короткая стрижка ( или голова обрита наголо ), а одежда имеет признаки характерные для лица принадлежащего к бритоголовым или неонацистам. Однако данные факторы не являются автоматическим поводом для вывода о том, что подзащитный является расистом или неонацистом.

В настоящее время автору неизвестно о наличии хотя бы одном экспертном заключении основной темой которого был бы вопрос о принадлежности обвиняемого к каким – либо националистическим объединениям или о наличии у него умысла на совершение преступления совершённого по мотивам расовой, национальной или религиозной розни. Однако несомненно, что в случае, когда защита располагает определенной уверенностью в благожелательном для подзащитного исходе экспертизы, то было бы вполне целесообразно заявить о её проведении.

Во многом отсутствие практики проведения экспертиз связанны с тем что специалистов области правого ( расизм, неонацизм, ксенофобия ) экстремизма в России имеется сравнительно немного, и не все они имеют соответствующие возможности для проведения данной экспертиз.

Например, в городе Москве имеется всего два лица более нескольких лет изучающих, в том числе и бритоголовых и написавших об участниках данного молодёжного объединения более двух печатных трудов размерами превышающие 50 страниц текста. Помимо этого многие эксперты могут просто отказаться участвовать в составлении экспертного заключения. Причинами этого может быть слабое знание данного вопроса, отсутствие соответствующих официально утверждённых методик. Кроме того, многие потенциальные эксперты могут просто опасаться быть причастными к такой «сложной» и конфликтной теме как преступление, совершенное по мотивам расовой национальной и религиозной розни.

Также важно выяснить, не принадлежит ли обвиняемый к футбольным болельщикам, которые имеют сходные с бритоголовыми типы одежды. Кроме того, на настоящий момент все детали внешнего вида бритоголовых состоят из весьма распространённых в молодёжной среде деталей одежды, которые носятся повсеместно и в различных сочетаниях.

Необходимо учитывать, что если преступление может рассматриваться обычным судом или судом присяжных, то суд присяжных предпочтительнее практически по всем преступлениям такого рода. В данном случае существенно возрастает процент оправдания подзащитных. Недаром, с подачи ряда властных структур ( в 2010 правительства Москвы ) такие преступления пытаются вывести из состава преступлений, рассматриваемых судом присяжных.

Сноски:

1 - Постановление Верховного Совета РФ от 03.06.93 г. № 5090 – 1 «Об основных направлениях государственной молодёжной политики в Российской Федерации» Ведомости РФ, 1993. - № 25 - С. 903; Закон Московской области «О государственной молодёжной политике» Вестник Московской Областной Думы, 2004. - № 12 – С. 185; Закон города Москвы № 4 от 28.01.04 г. «О молодёжи», Вестник Мэра и Правительства Москвы, 2004. - № 11 – С. 5.
2 - В.А. Шнирельман «Чистильщики московских улиц» Скинхеды, СМИ и общественное мнение. М.: «Академия», 2007 - С. 106.
3 - Владимиров Д. В Москве появились скинхеды – кавказцы. Известия. 20.11.08 – С. 6.
4 - Относительно новая для России молодёжная структура, представители которой объёдинённые совокупностью радикальных и нигилистических идей и принципов выступают за «легализацию» наркотиков, защиту прав «сексуальных меньшинств», БОМЖей и больных СПИДом, при этом отрицательно относясь к большинству структур российского государства - армии, милиции, судов и. т. п.

Введите ваш запрос для начала поиска.