Наследственное дело: Принятие наследства тётей

Автор: адвокат Беликов С. В. 1242

Наследственное дело: Принятие наследства тётей Суд отказал в праве фактического принятия наследства в связи с тем, что зарегистрированное и находящееся в квартире лицо в силу болезненного состояния и кратковременного пребывания в квартире не совершило действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства.

Л.Э.Г. Обратилась в суд с иском к ДЖП и ЖФ г. Москвы об установлении факта принятия ей наследства после смерти племянника С.А.Н. умершего 22.01.2014 г., включении в наследственную массу после его смерти квартиры по адресу: г. Москва, ул. Свободы, признании права собственности.

Свои требования она мотивировала тем, что в 2009 году умер её родной брат С.Н.Г., после его смерти она поддерживала близкие отношения с его вдовой С.Г.Б. и его сыном С.А.Н. которые были зарегистрированы проживали в спорной жилой площади.

24.01.2014 она не могла связаться с ними по телефону , приехала к квартире, вызвала сотрудников полиции, которые вскрыли входную дверь в квартиру, где был обнаружен труп С.А.Н., и С.Г.Б. находящаяся в невменяемом состоянии, не способная к самостоятельному передвижению.

В этот же день С.Г.Б. была госпитализирована в ГКБ № 81, где умерла 28.01.2014 г. Было установлено, что С.А.Н. умер 22.01.2014 г.

Истец считает, что является единственным наследником по закону после смерти племянника С.А.Н. Его мать С.Г.Б. несмотря на то, что к моменту смерти сына была жива, в наследство не вступила, так как к нотариусу с заявлением о принятии наследства не обращалась. При этом с 22.01.2014 г. по 24.01.2014 г. находилась в крайне болезненном состоянии, вызванном инсультом и поэтому не могла предпринимать действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства после смерти сына, а с 24.01.2014 г. С.Г.Б. находилась в больнице.

Родственников или иждивенцев могущих претендовать на наследственное имущество, кроме истца не имеется. Истица в установленный законом срок обращалась в нотариальную контору с заявлением о выплате денежных средств на погребение родственников, в связи с чем ей было выдано пособие на погребение родственников. Также по её заявлению было открыто наследственное дело к имуществу С.А.Н.

Также Л.ЭГ. дополнительно указала, что поддерживала с семьёй умершего брата близкие отношения.

Истец Л.Э.Г. и её представитель в судебном заседании уточнённые исковые требования поддержали, указав, что она поддерживала с семьёй умершего брата близкие отношения, помогала им, поскольку племянник С.А.Н. был умственно неполноценным, у С.Г.Б. также наблюдались отклонения в поведении, она страдала рядом заболеваний, плохо передвигалась, не выходила из дома

24.01.14 г. С.Г.Б. находилась в состоянии, не позволяющем ей совершать действия по принятию наследства после смерти сына; нарядом скорой помощи была госпитализирована в больницу, где вскоре умерла; доказательств принятия С.Г.Б. наследства после смерти сына не имеется.

Поэтому истица, как наследник третьей очереди по закону ( родная тётя ) имеет право наследовать после смерти племянника принадлежащую ему 1/2 долю в праве собственности на квартиру по адресу: г. Москва, ул. Свободы.

Представитель ДЖП и ЖФ г. Москвы в судебном заседании исковые требования Лавровой Э. Г. не признал, указав, что С.Г.Б. после смерти сына С.А.Н. фактически проживала в квартире, находящейся в их долевой собственности, следовательно в соответствии со ст. 1153 ГК РФ и п. 36 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», фактически приняла наследство после смерти сына.

Нотариус г. Москвы Сибгатулина Ф. Ф. в суд не явилась, о слушании дела была извещена. Управление Федеральной Службы Государственной регистрации, кадастра и картографии по г. Москве о рассмотрении дела было извещено, представитель в суд не явился.

Судьёй Тушинского районного суда Поповой З.Н. 16.12.14 г. по делу № 2-5913/14 вынесено решение, об отмене которого просит ДЖП и ЖФ г. Москвы в апелляционной жалобе.

Проверив материалы дела, выслушав представителя ДЖП и ЖФ г. Москвы по доверенности И.А.А., обсудив доводы апелляционной жалобы, учитывая надлежащее извещение других участвующих в деле лиц, несообщение о причинах неявки, судебная коллегия считает возможным рассмотреть жалобу в данном судебном заседании, и в соответствии с апелляционным определением № 33-9900 от 26.03.15 г. не находит оснований к отмене решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями действующего законодательства.

Судебная коллегия считает, что удовлетворяя уточнённые исковые требования истицы, суд правомерно руководствовался ст.ст. 264, 265 ГПК РФ об установлении фактов, имеющих юридическое значение; ст.ст.1142, 1144 ГК РФ о наследниках первой и третьей очереди; ст.ст.1152, 1153, 1154 ГК РФ о способах и сроке принятия наследства; Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании».

При разрешении заявленных истцом требований суд первой инстанции установил, что истец Л.Э.Г. являлась родной сестрой умершего 07.09.2009 С.Н.Г.. Его сын С.А.Н. являлся племянником Л.Э.Г. С.А.Н. и его мать С.Г.Б. были зарегистрированы по месту жительства и проживали в квартире по адресу: г. Москва, ул. Свободы, принадлежащей им на праве равно долевой собственности.

С.А.Н. умер 22.01.14 г.; С.Г.Б. умерла 28.01.14 г., а Л.Э.Г. 09.04.14 г. обратилась к нотариусу г. Москвы Сибгатулинной Ф. Ф. с заявлением о предоставлении денежных средств в связи с несением расходов на похороны С.А.Н. с принадлежащего ему счета в ОАО «Сбербанк России». Нотариусом было выдано постановление о возмещении расходов на похороны наследодателя в размере … руб.

С заявлением о принятии наследства после смерти племянника Л.Э.Г. не обращалась, так как приняла наследство фактически: оплатила вызов службы по дезинфекции квартиры, восстановила сломанную входную дверь, постоянно оплачивала квартплату и коммунальные платежи.

Из медицинских документов на С.Г.Б. суд установил, что она поступила в ГКБ № 81 г. Москвы 24.01.14г., умерла 28.01.14 г. Причиной смерти С.Г.Б. указана: отёк головного мозга, атеросклеротическая энцефалопатия, диффузный мелкоочаговый кардиосклероз; при поступлении в больницу ей был поставлен диагноз: гипогликемическое состояние, алиментарная дистрофия. Из медицинской карты С.Г.Б. в ГКБ № 81 следует, что она страдала рядом хронических заболеваний: железо дефицитной анемией, ишемией головного мозга, энцефалопатией смешанного генеза и другими; поступила в больницу в состоянии средней тяжести.

-------
Оценивая исследованные в ходе рассмотрения дела доказательства в их совокупности, суд принял во внимание доводы истца о том, что С.Г.Б. в силу своего крайне болезненного состояния, непродолжительного пребывания в квартире после смерти сына С.А.Н. не могла совершить действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства после смерти сына.

Тот факт, что С.Г.Б. являлась собственником 1/2 доли квартиры по адресу: г. Москва, ул. Свободы, суд не признал основанием считать её принявший наследство после смерти сына при отсутствии действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства.

При этом суд отметил, что С.Г.Б. после смерти сына находилась в болезненном состоянии после перенесенного инсульта, не могла самостоятельно передвигаться и совершать какие-либо действия по принятию наследства, пользованию наследственным имуществом.

Одновременно суд учел разъяснения п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 г. № 9 «О судебной практике по делам о наследовании», в соответствии с которым наличие совместного с наследодателем права общей собственности на имущество, доля в праве на которое входит в состав наследства, само по себе не свидетельствует о фактическом принятии наследства.

При удовлетворении заявленных требований суд исходил из того, что Л.Э.Г. после смерти племянника С.А.Н. с февраля 2014 по июль 2014 г. производила оплату коммунальных услуг по квартире по адресу: г. Москва, ул. Свободы. 15.02.2014 г. заключала договор на проведение дезинфекции данного жилого помещения в связи с его антисанитарным состоянием.

Поскольку наследников первой и второй очереди после смерти С.А.Н. не имеется, доводы истца о фактическом принятии наследства нашли подтверждение в ходе рассмотрения дела, суд первой инстанции правомерно удовлетворил требования Л.Э.Г. об установлении факта принятия ею наследства после смерти племянника С.А.Н.

Одновременно суд правомерно удовлетворил требования истца о признании за ней в порядке наследования по закону после смерти племянника, умершего 22.01.14 г., права собственности на 1/2 долю квартиры по адресу: г. Москва, ул. Свободы.

С указанными выводами суда судебная коллегия согласна, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и требованиям действующего законодательства.

Доводы апелляционной жалобы ДЖП и ЖФ г. Москвы не могут служить основанием к отмене решения, поскольку судебная коллегия считает, что обстоятельства дела судом установлены полно и правильно, представленным доказательствам дана надлежащая оценка, нормы действующего законодательства применены судом верно. Доводы жалобы направлены на иную оценку представленных доказательств, выводов суда, но не опровергают их.

Судебная коллегия считает, что С.Г.Б. не совершила действий по принятию наследства после смерти сына С.А.Н., а потому суд правомерно удовлетворил требования Л.Э.Г. При этом ДЖП и ЖФ г. Москвы не представлено доказательств в подтверждение их доводов о том, что С.Г.Б. приняла наследство после смерти сына, а потому Л.Э.Г. не может быть призвана к наследованию. Процессуальных нарушений, которые могут служить основанием к отмене решения, судебная коллегия также не усматривает.

Введите ваш запрос для начала поиска.